Национальный Курс на послании Президента.

30.03.2017

Редакция Национального Курса на Послании Президента Федеральному Собранию впервые в истории и это неспроста. Ожидается какое-то особенное послание. Все его ждут. Огромное, беспрецедентное, можно сказать, число журналистов. Такого раньше не было, что бы собралось такое количество журналистов Соответственно, ждем какого-то необычного Послания. Но мы, газета Национальный Курс знает, какое нам нужно Послание. Мы ждем от Владимира Владимировича именно упор на суверенитет. Ждем команды. Может быть она сегодня прозвучит. Весь НОД затаил дыхание, будет ждать Послание Президента. И ждем нашего координатора Евгения Алексеевича.

Александр Андреевич, скажите пожалуйста чего ждете от этого Послания. Чего-то особенного? Какие ожидания, какие настроения?

А.А.: Я жду чуда, но оно не наступит. Я жду, как уже не один год, чудесных формулировок. О том, что Россия – это страна справедливости, о том, что мы живем в несправедливом обществе и справедливость должна стать нашей идеологией. И, может быть, в этом Послании несколько раз слово «справедливость» прозвучит, как мне кажется. Но я думаю, что оно прозвучит не как новая религия справедливости. Нечто о коррупции будет сказано. Нечто о социальном неравенстве, о богачах. Но это все будет размыто и робко. Полагаю, что внешнеполитическая часть будет гораздо оптимистичнее, чем в прошлом Послании. Внутренняя, социальная политика – в основном к населению будут говорить, что бы оно держалось, что государство не бросит народ в этот тяжелый экономический период. Но мне кажется, что будет достаточно значительной идеологическая часть. Потому что государство тем не не менее развивается, компонента державных представлений о русской истории нарастает. И вот эта тема, мне кажется, прозвучит и для Путина она очень важна. И с каждым новым Посланием у Путина появляются очень важные доктринальные формулировки, которыми потом питается идеология.

Денис Ганич: Но в Конституции у нас запрещена государственная идеология. Настала ли пора менять вот эту статью Конституции?

А.А.: Нет, не пора. Нам ничего не надо менять. Государственная идеологии в Конституции запрещена, но Конституция формировалась в недрах либеральной идеологии. Это был либеральный тоталитаризм. И в этой Конституции есть формула, которая говорит о том, что она абсолютно либеральная. Т.е. ставка на человека, а не на народ, на государство. А то, что сейчас делается в идеологии – делается помимо этих статей. Давайте подождем, пока страна приобретет новый образ. Не только словесный, а цивилизационный. И тогда, когда это произойдет, а это произойдет неизбежно, можно будет менять отдельные статьи или всю Конституцию.

Денис Ганич: Вот сейчас большие дискуссии вновь разворачиваются по поводу русского народа. Закон о Российской нации мы знаем готовится. Какое Ваше отношение? Должен ли быть этот закон и что основное ТВ нем должно содержаться?

А.А.: Категория «Советский народ» была невозможна в 30-ом или 37-ом, 39-ом году, потому что это были годы надрыва и страна была рассечена и по национальным признакам и по социальным. Кого-то раскулачивали, были репрессии, а после Войны в 45-ом году мы вышли другим народом. Вошли в войну одной суммой народов и суммой сословий, а вышли Единым народом. Для этого должна была быть война и такое количество жертв и усилий. Вот российский народ как реальность может появиться в результате коллективного исторического действия. В результате развития, в которое вовлечены все – и чеченец, и русский, и еврей, и якут… Вот в этом развитии, где необходима будет каждая рука, каждый ум, каждое сознание. И будет этот монолит, будет этот сплав. Сплав, именуемый российским народом. Но пока это скорее декларация.

Вопросы к Геннадию Андреевичу Зюганову.

Денис Ганич: Геннадий Андреевич, а Ваша фракция будет голосовать за Закон о Конституционном Собрании?

Г.А. Зюганов: Мы изучим. Изучим. Я думаю, будут поправки в Конституцию

Денис Ганич : Все-таки двадцать пять лет….

Г.А. Зюганов: Мы давно вносили. У нас переход в пользу Президентской власти. Всех назначает, все решает, всех награждает.

Денис Ганич: Но по Конституции у нас нет Президентской власти. Есть исполнительная, законодательная и судебная.

Г.А. Зюганов: Открывайте Конституцию, раздел 14, параграф….У него полномочий больше, чем у русского царя, американского президента и египетского фараона вместе взятых.

Денис Ганич: Это не власть. Его полномочия ограничены сильно Конституцией 91-го года.

Г.А. Зюганов: О чем Вы говорите? Президентская власть? Ни в чем она не ограничена.

Денис Ганич: Во многом ограничены. Указы и распоряжения Президента не исполняются чиновниками различных уровней.

Г.А. Зюганов: Я бы на месте Президента отладил бы порядок, который любой чиновник выполнял бы.

Денис Ганич: Ну вот вносили закон об уголовной ответственности за неисполнение указов Президента. Вы поддерживали этот закон?

Г.А.Зюганов: Я поддерживал. С уголовщиной поменьше надо крутиться. Если Вы будете системно работать, Вам уголовщина не потребуется. Вы проследите как выполняются простые распоряжения. Почему они не выполняются? У него в Правительстве министры не отвечают за конкретную работу. В стране девять тысяч строек стоит. Заморожено два с половиной триллиона денег ваших. Почему он ни на одной стройке не шевствует? Почему на главной стройке, на космодроме «Восточный» утащили почти миллиард? Если бы смотрели - никогда такого не было безобразия.

Татьяна Расторгуева: Потому что коррупционеров ставят извне.

Денис Ганич: А введение государственной идеологии, изменение статьи 13, пункт 2?

Г.А. Зюганов: Понимает, тот, кто записал, что у государства нет идеологии – законченный идиот и предатель. Само государство как организм не может существовать без идеи. Мы свою национальную идею за тысячу лет выстроили. Это сильное государство, вертикаль власти. Это чувство коллективизма, справедливости и высокой духовности. Подтачивается любой из этих столпов – опоры рушатся, здание начинает разваливаться. И вот придумали, «нет государства», приоритет иностранный. Зачем? С какой стати? Я бы давно это пересмотрел.

Денис Ганич: Вы за пересмотр?

Г.А.Зюганов: Давно бы.

Спасибо.

Вопросы к Владимиру Вольфовичу Жириновскому.

Денис Ганич: Владимир Вольфович, Закон о Конституционном Собрании будет наконец принят в этой Государственной Думе?

В.В.Жириновский: Вы говорите менять Конституцию?

Денис Ганич: Конечно

В.В. Жириновский: Надо же договориться, что мы будем менять. Когда собирать Собрание?

Денис Ганич: Запрет на государственную идеологию, приоритет международного законодательства.

В.В. Жириновский: У нас нет запрета. У нас никакой идеологии

Денис Ганич: государственный запрет на государственную идеологию

В.В. Жириновский: А зачем?

Денис Ганич: Что бы государство развивалось по какой-то своей идеологии

В.В. Жириновский: Не запрет, а введение идеологии?

Денис Ганич: Введение. Так надо менять тринадцатую статью Конституции, где говориться о запрете на идеологию?

В.В. Жириновский: Мы за то, чтобы в новом законе российской нации или в каких-либо поправках в Конституцию ввести понятие «российский народ». Как понятие. Что есть русский народ на территории России. Это что бы было. Мы не говорим: «Дать привилегии». Что бы было равное отношение ко всем народам. Равное.

Татьяна Расторгуева: Государствообразующий?

В.В. Жириновский: Да хотя бы просто, что есть русский народ. Этого даже не делаем. У нас нет понятия в Конституции, что есть русский. Это чудовищно. В Германии немцы есть, во Франции французы есть. В Российской Конституции ни в одном законе нет вообще, что есть такой народ – русские. Все народы хорошие. Мы ничего не говорим. Они все перечислены. Но про русских нигде ни слова нет. Мы не говорим – «привилегии». Мы говорим - давайте дадим понятие. Русские тоже живут в России. Все.

Денис Ганич: А приоритет будем отменять международного законодательства?

В.В. Жириновский: Обязательно. Во всех странах мира, во всех Конституциях примат национального законодательства над международным. Если будет примат международного над национальным, то все государства рассыпятся. Это желание некоторых центров в Европе убрать границы, убрать суверенитет. Вот мы все толпа. Мы европейцы. А кто нами командует? А завтра беженцы? Колючую проволоку будем ставить? Государство нельзя исключать. Это делали коммунисты. Хотели еще сто лет назад отменить государство. Государство будет еще долгое время. Поэтому мы не сторонники какой-то особой идеологии. Пусть сами люди решают, что для них важно.

Денис Ганич: Дополнительные полномочия нужны Президенту? Как Вы считаете?

В.В. Жириновский: Нет. Дополнительные полномочия - Парламенту. Право в участии формировании Правительства. В перспективе - поставить задачу перейти к парламентской Республике. Тогда будет исключена возможность рассыпания государства, каких-то революций. Не обязательно к парламентской, но полномочий больше давать Парламенту. Баланс что бы был. У Президента полномочия и у парламента. Что бы люди чувствовали, что Парламент решает многие вопросы.

Вопрос к Рамзану Кадырову:

Татьяна Расторгуева: Нужны ли полномочия Президенту дополнительный, Вы как считаете?

Разан Кадыров: Нашему Президенту? У него все полномочия есть….

Вопросы к

Денис Ганич: Ваша фракция выступает за закон о Конституционном Собрании, двадцать пять лет он до сих пор не принят.

? : Один из тезисов нашей программы действительно заключается в том, что подобный орган должен быть. В какой-то перспективе, среднесрочной или долгосрочной. Может быть, даже изменения какие-то институциональные вплоть до перехода к самодержавию. Почему нет?

Денис Ганич: А вот непосредственно наших читателей интересует вопрос по изменению конкретных статей Конституции. Это запрет на государственную идеологию и приоритет международного права над российским законодательством. Как Ваша фракция к этому относится?

?: Примат национального права однозначный. То, что сегодня требуется. Нормальная мировая практика. То, что мы себя ограничили, свой суверенитет разными международными договорами и в том числе этим тезисом в Конституции – это неправильно. Противоречит, конечно, национальным интересам. Может быть не сегодня и не завтра это нужно делать. Но подобные изменения надо будет вносить. И конечно должно быть упоминание о русском народе. Сегодня у нас есть многонациональный народ, а где русский? Русский – это цемент. Мы других не хотим унижать, но это должно быть.

Денис Ганич: Русский как культурно-исторический?

?: Как цивилизация. Т.е. нужно понимать, что мы – русский народ и все коренные народы России. Такая формулировка мне кажется должна быть приемлема для всех. Для всех коренных народов. И конечно вопрос территориального деления тоже нас волнует. Укрупнение регионов – это то, что сегодня требуется. Уже с экономической точки зрения. Даже не с исторической. Об этом говорят все экономисты. Регионы со стотысячным населением не могут ни себя прокормить, ни толком управляться.

Денис Ганич: И последний вопрос, не считает ли Вы или Ваша фракция о том, что Президенту нужны дополнительные полномочия? Что бы его указы, его распоряжения обязательно исполнялись.

?: Конечно. Вообще Верховный правитель нам нужен. Президент – не наше слово. Куда это годится? Поэтому Президентская власть, Суперпрезидентская Республика – это то, что сегодня необходимо. А в перспективе самодержавие. Только так мы победим.

Евгений Алексеевич об Улюкаеве.

Это пятая колонна. Т.е. это человек, который воспитывался Гайдаром, продвигал идеи реализации политики МВФ и ликвидации российской экономики. Пока Улюкаев был в российской экономической и политической жизни, двадцать пять лет он в ней был, российская экономика упала в 14 раз! Ну что о нем скажешь? Понятно, что сейчас возникает совершенно другая реальность. И новое назначение – это назначение переходного периода. Т.е. понятно, это еще не революционные преобразования в сторону восстановления суверенитета, но это уже отказ от ……это уже отказ от МВФ, это уже отрешение от механизмов, которые принесли нам такое катастрофическое падение экономики за двадцать пять лет.


Возврат к списку


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться или войти

Подписка
на рассылки






Поделиться в соцсетях