Рыцарь революции

Рыцарь революции
27.07.2017

Вячеслав Королев

 

ПОЭМА

РЫЦАРЬ РЕВОЛЮЦИИ

 

ПОСВЯЩАЕТСЯ

ВЫДАЮЩЕМУСЯ ГОСУДАРСТВЕННОМУ ДЕЯТЕЛЮ СОВЕТСКОЙ РОССИИ

ФЕЛИКСУ ЭДМУНДОВИЧУ ДЖЕРЖИНСКОМУ

                                               (11 сентября 1877 г. – 20 июля 1926 г.)

 

 

 

 

 

 [Седлецкая тюрьма] 8 октября 1901 г.

 

«Дорогая Альдона! ....

Я возненавидел богатство и полюбил людей, т.к. я вижу, чувствую всеми струнами своей души, что сегодня … люди поклоняются Золотому тельцу, который превратил человеческие души в скотские, и изгнал из сердец людей любовь. Помни, что в душе таких людей как я, есть святая искра …, которая дает счастье даже на костре»

 

 [Седлецкая тюрьма] Начало ноября 1901 г.

Дорогие Гедымин и Альдона!

 

… «как раньше я ненавидел зло, так и теперь ненавижу; как и раньше, я всей душой стремлюсь к тому, чтобы не было на свете несправедливости, преступления, пьянства, разврата, излишеств, чрезмерной роскоши, публичных домов, в которых люди продают свое тело или душу, или и то и другое вместе; чтобы не было угнетения, братоубийственных войн, национальной вражды… Я хотел бы обнять своей любовью все человечество, согреть его и очистить от грязи современной жизни… Зачем же вы говорите мне об изменении пути? Не пишите мне об этом никогда! Я хочу вас любить, ибо я вас люблю, а вы не хотите меня понять и искушаете, чтобы я свернул со своего пути, хотите, чтобы моя любовь к вам стала преступлением!..

Ваш Феликс

 

Феликс Дзержинский. Цитаты из Дневника.

 

Куда плывет моя Россия

Среди бушующих стихий,

Куда ведет ее Мессия,

Кому вручит сии стихи.

Ответ истории такой,

Где гром сражений и покой.

ОДИНОКАЯ КЛУМБА

Да были люди в наше время

Могучее, лихое племя,

Богатыри не вы.

В центре площади Лубянки клумба опустевшая,

На нее Дом Два глядит, в окна запотевшие.

Ведь когда-то там стоял загляденье памятник,

Украшеньем клумбы был СССР посланник.

 

Вучетич скульптор гениальный

Создал нам образ идеальный.

На постаменте в полный рост

Стоит решителен и прост.

В простой шинели без погон.

Взгляд строгий в битвы устремлен,

Лишенный славы и амбиций

Непокоренный Феликс рыцарь.

В глазах врагов он был фанатом

А для друзей вождем и братом,

Готов был жизнь за них отдать,

В борьбе за правду воевать.

   

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ

 

Вставай, проклятьем заклеймённый,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущённый

И смертный бой вести готов.

 

Это есть наш последний

И решительный бой;

С Интернационалом

Воспрянет род людской!

 

 

Имперский зуд монаршьих тронов

В войну вовлек двадцатый век,

И в нарушении законов

Стал зверем божий  человек.

 

Париж и Лондон, как в бреду.

Европу ввергнули в беду.

Мечтали покорить рабов

Ценою множества гробов.

Нажить богатства на войне

И править вечно на Земле.

 

А во главе секретных акций,

Встал Лондон - мастер провокаций.

Задумав хитрый план лукавый

Втянуть Европу в Ад кровавый.

Стравить германцев и славян,

Входило в их коварный план,

И водрузить британский флаг.

Кто против них, тот вечный враг.

 

На эту удочку попали,

Кто править миром не «мечтали».

Вильгельм Второй германский царь

Для усиленья государства

Желал восточные пространства.

А русский «добрый» государь,

В надежде «скромной» перспективы,

Желал турецкие проливы.

 

Простой народ в шинель одели,

Царям и Богу гимн пропели,

Патриотизмом увлекли,

Как скот на бойню повели,

Взвалив на них монаршьи цели.

 

Нас Церковь мирною борьбой

Жить вечно с Богом завлекает.

Пообещав Рай неземной

Надеждой страждущих питает.

 

А здесь средь нас в грехе и Зле

Живет Капитализм.

И Царство Правды на Земле

С названьем Коммунизм.

 

Против войны стеною встали

Свободы, братства и труда,

Бойцы, чье сердце тверже стали,

Посланцы Правды и Суда.

 

   

РОЖДЕНИЕ ГЕРОЯ

 

Никто не даст нам избавленья

Ни Бог, ни Царь и ни Герой.

Добьемся мы освобождения

Своею собственной рукой.

 

В нем с юных лет горели страсти:

Любовь, достоинство и братство,

Презренье к роскоши, богатству,

За власть рабочих на Земле,

В свободе жить, не в кабале,

Но без стремленья к личной власти.

 

Был назван Феликсом «Блаженным» 

С добавкой польскою «Счастливый»,

Несовершенством искаженный

В мечтах он видел мир красивый.

 

И в католическом крещеньи

Искал он смысл в их единеньи,

В служенье людям на земле,

Погрязшим в варварстве и Зле.

Он стойко  нес своей крест священный,

На труд и долг благословенный.

   

ВЫБОР ЦЕЛИ

 

Это есть наш последний и решительный бой

С Интернационалом спасется род людской.

 

Он видел цель в служенье Богу,

Жалеть врагов, любить людей.

В борьбе обрел свою дорогу,

И жизни не щадил своей.

 

Христос богатых осудил,

Закрыв для них ворота Рая,

Бунт угнетенных освятил,

Свой Суд над миром приближая.

 

Дантон, Сен-Жюст и Робеспьер

Был с детства для него пример.

 

 

Мечтал быть ксендзом, стал чекистом

С горячим сердцем, в мыслях чистым.

Душой и сердцем с Богом был

Но Революции служил.

 

Ведь Бог  призвал большевиков

Очистить мир от скверны.

И в очищение грехов,

Был выбран Феликс Верный.

 

За землю и волю,

За лучшую долю,

По тюрьмам и ссылкам скитаясь,

Готовился к битвам,

Себя не жалея,

В горниле как сталь закаляясь.

 

Наверно, с одобренья Бога

Он всепрощение оставил,

И встав на трудную дорогу

Меч в Революцию направил.

 

И в кандалах, хранящих кровь,

Он к бедным нес свою любовь.

 

Был Революции слуга,

Насильем побеждал врага.

В ожесточении и зле

Мечтал о счастье на Земле.

В борьбе сопутствовал успех,

На время взял прощенный грех.

 

Забудь прощенье и любовь,

Когда людская льется кровь.

Развязан Белый был террор

Врагов Советской власти,

Но Красный охладил топор

Их классовые страсти.

 

В те дни суровые пришли

Большевики-марксисты,

И Революцию спасли

Бесстрашные чекисты.

 

Пройдут столетия лихие,

И в памяти простых людей

Предстанут грешники святые.

В служеньи жизнею своей.

ОСНОВАТЕЛЬ ДОМА

 

Феликс был отцом ЧеКа,

ГПУ и ВЧК.

 

В ответ на контру, саботаж,

ЧК возглавил Феликс страж.

Гроза воров, контрабандистов,

И спекулянтов, монархистов,

Кто сеял хаос и террор,

Народ ввергая в вечный спор.

Порядок им, как в горле кость,

А беспредел - желанный гость,

Чтоб без зазренья воровать,

И власть Советов подрывать.

   

СУД ЖЕСТОКИЙ И ПРАВЕДНЫЙ

Лишь мы, работники всемирной

Великой армии труда,

Владеть землёй имеем право,

Но паразиты — никогда!

 

 

Он объявил войну бандитам,

Враждебным классовым врагам.

Шпионам, жуликам, ворам,

Кто жадной алчностью пропитан,

 

Кто прятал золото в кубышке,

В тюрьму под суд, и прямо к вышке.

Суров был пролетарский суд

Без лишних слов и пересуд.

Всем угодить – не до того,

В лихое время – кто кого.

Со всех сторон буржуйский вой –

Советам был объявлен бой.

 

    

СЛУЖЕНИЕ НАРОДУ

 

Послушный партии солдат

Имел доверия мандат.

Всегда был там, где всех нужнее,

И ношу нес, что тяжелее.

Спасал заброшенных детей,

Войной разрушенных семей.

Их окружал своей заботой,

Коммуной, пользой и работой.

Кто жил без ласки матерей,

Нашли признание людей.

 

Война разрушила дороги,

Ворье лютует, беспредел,

И получив сигнал тревоги

Спасать наш Феликс полетел.

Назначен транспорта наркомом,

Делами, мыслями и словом

Остановил в стране упадок,

В короткий срок навел порядок

Свершив громаду важных дел.

 

Ему доверила страна

Советской власти пост.

Дать больше стали и угля,

Наладить жизни рост.

Разрухи раны залечить,

Народ одеть и накормить.

Союз рабочих и крестьян

Был Нового Хозяйства план.

 

Нарком Народного Хозяйства

Рукой чекиста разгонял

Оплот приписок, разгильдяйства,

И грех борьбы на душу брал.

 

Его партийная рука

Давила бюрократов,

Но оставался, как всегда,

Марксистом и солдатом.

 

В борьбе за новые идеи

Экономической политики

Нажил влиятельных врагов,

Став центром резкой критики.

 

И как слуга рабочей власти,

С партийным рвением и страстью.

На вверенном посту горел,

Свое здоровье не жалел.

 

Старался быть всему пример

В служении народу,

Стремил в коммуну СССР,

В мир Счастья и Свободы.

   

КАЗНЬ РЫЦАРЯ

 

Помнят в Доме Номер Два девяностых бури,

Помутнения мозгов, трусости и дури.

Как томились у окон, площадь наблюдая,

И в бессилии своем душу надрывая.

Как глумились над отцом  дурни демократы,

Как за шею зацепляли тросы и  канаты.

Беззащитного отца в кузов уложили

Дом хотели штурмом брать, враз и отменили.

Вслух Станкевич огласил ложное решенье

В отца в Музей сослали, как на поселенье.

 

Мрачно Дом на все смотрел,

Ждал команды свыше.

На верху же посчитали,

Чтобы было тише.

Не гневить народ лихой,

Буйных демократов,

И без драки на покой

Разойтись по хатам.

Дома можно переждать,

От толпы укрыться,

Честь и долг не предавать,

Промолчать, забыться.

 

С тех пор на кладбище вождей

Бывало множество людей.

Среди скульптурных извращений                        

От современного искусства

Томится Феликс в заточеньи,

Скрывая горестное чувство.


ВОЗВРАЩЕНИЕ ФЕЛИКСА

 

Россия стонет от воров,

От лжи и лицемеров.

Народ устал, на все готов,

И ждет законной меры.

 

В сраженьях со Всемирным Злом,

Коррупцией и воровством,

С обманом, злобой и враждой

Труба зовет в последний бой.

И в приближенье Правды эры,

Он будет вечным нам примером.

 

Россия Правду призовет,

Час звездный вмиг настанет.

И Феликс терпеливо ждет,

Когда пред Домом встанет.

 

 


Возврат к списку


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи. Зарегистрироваться или войти




Подписка
на рассылки






Поделиться в соцсетях